ДАНИИЛ ХАРМС.
24 ФЕВРАЛЯ
I
МУЗЕЙ ДОСТОЕВСКОГО
РЕЖ.: ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВ
ИСТОРИЯ СДЫГР АППР
Реж.: Александр Баргман I Анна Вартаньян
ДАНИИЛ ХАРМС
МОНОСПЕКТАКЛЬ
18+
ИСТОРИЯ СДЫГР АППР
Автор сценической композиции и исполнитель Александр Лушин и режиссер Юрий Васильев обозначили жанр действа как "Галлюцинация без антракта". Перед глазами зрителя, погружаемого причудливыми текстами главного абсурдиста и мистификатора русской литературы в своего рода транс, проплывают картины из жизни писателя, словно он, доживая в тюремной камере последние минуты жизни, перелистывает события своей биографии, своей эпохи, трагические и забавные, то видя их с кристальной ясностью, то будто сквозь искривленную оптику фантасмагории и гротеска. Следуя вслед за героем по извилистым тропам его воспалённого сознания, блуждая среди воспоминаний, впечатлений, полузабытых переживаний, зритель волей-неволей задумывается о природе творчества и его истоках, о любви и страсти, о предназначении человека, о взаимоотношениях личности и общества.
РЕЖИССЕР: ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВ
ХУДОЖНИК: ДИНА ТАРАСЕНКО
ЗВУКОРЕЖИССЕР: ЛЮДМИЛА ФИЛЬЧЕНКОВА
ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ: СТАС СЕМЕНЮК
ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА: КСЕНИЯ ЖУРАВЛЕВА
ПРЕМЬЕРА СОСТОЯЛАСЬ: 24 ноября 2012
В РОЛЯХ: АЛЕКСАНДР ЛУШИН
МОНОСПЕКТАКЛЬ I ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ: 1 ЧАС 30 МИНУТ БЕЗ АНТРАКТА I 18+
ПЕТЕРБУРГСКИЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ
ФЕСТИВАЛЬ
ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ
ПТЖ
МОНОФЕСТ
KUDA GO
"Во всем: от сценографии до точности интонации, каждого звучащего слова, которое у Александра Лушина однажды оборачивается словом поющимся, и возникает спектакль внутри спектакля, целая современная моноопера. Актер играет и судьбу Хармса, и мир его произведений!"
"Отрывки прозаические и стихотворные чередуются с исповедальными монологами и горькими признаниями, — и так резко, что не сразу поймешь, поведали ль нам только что о событии из жизни или рассказали эпизод новеллы, порожденной весьма своеобразным воображением."
"В спектакле жизненные изгибы и изломы в судьбе Хармса поданы в легкой, понятной и чрезвычайно интересной форме. Главное — будет интересно, потому как смотреть за жизнью талантливого человека зачастую даже любопытней, чем изучать его произведения."
"ПЕТЕРБУРГСКИЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ"

Пермскому "МОНОfestу" еще только два года, но уже можно говорить о его серьезном бэкграунде. Он, несомненно, наследует традициям легендарного фестиваля "В начале было слово", что в конце прошлого — начале нынешнего веков десять раз собирала в Перми арт-директор Татьяна Акулова. Все побывали там: и признанные мастера жанра моноспектакля, и молодые таланты, от зрелого Александра Филиппенко до юного и худого Александра Баргмана с набоковским "Душекружением". Плюс еще десятки имен, и поныне составляющих гордость отечественной сцены. Пермские театралы со стажем на спектаклях "МОНОfestа" не раз вспоминали те баснословные года.
Но и у молодого фестиваля (его арт-директор — Нина Соловей, а организаторы — министерство культуры и отделение СТД Пермского края) уже есть своя история и свои герои. "МОНОfest" номер три открывался спектаклем-победителем второго фестиваля — "Хочу в Париж!" драматического театра Нижневартовска по рассказу Михаила Веллера в режиссуре и сценографии Вячеслава Зайчикова и исполнении актера Евгения Наумова. Авторы ПТЖ уже столько написали об этой обаятельной работе, объединившей портрет простодушного героя с ямочками на щеках с портретом нашей Родины в период от Сталина до Горбачева, что я могу не повторяться и перейти к конкурсным спектаклям этого года.

Первым из них должна была стать работа минского актера Александра Курца "Самая красивая женщина в городе" по рассказам Чарльза Буковски. Но Курцу запретили выезд из Беларуси (по одной из версий, за участие в оппозиционных спектаклях), и вместо брутального героя Буковски на сцену вышла юная героиня Саши Соколова. Точнее, все же герой — ученик "школы для дураков". Но вот играет его молодая (первый сезон на профессиональной сцене после Ярославского театрального института) актриса Пермского театра кукол Ася Галимзянова, она же автор инсценировки, сценограф и режиссер спектакля "Как ты думаешь, Леонардо?" по повести Саши Соколова "Школа для дураков". Я не первый раз вижу театральную версию этой талантливой и непростой прозы, но, пожалуй, впервые она показалась вполне конгениальной соколовскому тексту. Притом что актриса обращается с ним чрезвычайно свободно, и самая сильная сторона спектакля — как раз таки не звучащее слово (здесь есть над чем поработать), а ритм и визуальный ряд. Как настоящая актриса театра кукол Ася Галимзянова умеет превращать неживую природу в живую, вещь в символ. И какое-нибудь самодельное колесико в руках ее героя (это перевоплощение, кстати, делается очень тонко: никакой банальной травести; играет другого, оставаясь собой, автором-комментатором, устанавливающим законы игры), ведущего бесконечный диалог с портретом Леонардо да Винчи, превращается в колесо леонардовской графики, чей вечный образ отзовется, в свою очередь, в рисунках на оберточной бумаге, окружающей сцену, которые актриса создает прямо на наших глазах. Конечно, ничего не возникает из ничего, выяснилось, что кроме актерского у Аси есть еще диплом филфака, серьезные познания в литературе и изобразительном искусстве. Какую стезю выберет молодое дарование — актерскую, режиссерскую, художническую, — еще вопрос. Но "МОНОfest" номер три может гордиться открытием нового имени. Спектакль "Как ты думаешь, Леонардо?" получил вторую премию фестиваля, а главный режиссер Пермского театра кукол Александр Янушкевич пообещал включить его в репертуар.

Если спектакль Аси Галимзяновой "вставал на ноги" буквально на наших глазах, то в сочинении по произведениям и дневникам Даниила Хармса "История СДЫГР АППР" (автор инсценировки и исполнитель — актер петербургского Такого театра Александр Лушин, режиссер Юрий Васильев) видны сделанность, сыгранность, завершенность. Во всем: от сценографии до точности интонации, каждого звучащего слова, которое у Александра Лушина однажды оборачивается словом поющимся, и возникает спектакль внутри спектакля, целая современная моноопера. Актер играет и судьбу Хармса, и мир его произведений. И человек с летящей, но и надломленной пластикой в униформе обитателя то ли сумасшедшего дома, то ли концлагеря — и герой хармсовских сочинений, и сам сочинитель. Он перелетает через сцену, а над ним на веревках свисают покореженные музыкальные инструменты. Скрипка без струн, музыка, обреченная на молчание. В финале упадет зловещий темный задник, и за ним возникнут арфа и арфистка в розовом платье (Мария Зоркина из оркестра Теодора Курентзиса). Зазвучит живая музыка. Необыкновенно эффектный финал, конечно, который, как мне показалось, все же был не очень органичен по отношению к предыдущему действу (председатель жюри третьего "МОНОfestа" Алла Шендерова предложила Александру Лушину сразу же после явления арфистки сыграть еще и фрагмент из сочинения Венедикта Ерофеева "Москва — Петушки", тот, где герой взыскует арфистку Ольгу Эрдели, а ему вместо нее предлагают какую-то Веру Дулову). "История СДЫГР АППР" получила первую премию (она же Гран-при) фестиваля.

У конкурсной афиши в этом году был серьезный петербургский акцент: три спектакля из восьми. Актриса "Мастерской" Григория Козлова Полина Сидихина сыграла "Диалоги по поводу американского джаза" по пьесе Елены Ерпылевой в режиссуре Анны Зуммер. Пьеса — что-то типа "Жанны" Ярославы Пулинович, только "второй свежести" (хотя написана задолго до "Жанны"). Про сильную одинокую и несчастную женщину, которой, конечно же, попадаются на пути только мужчины-тряпки. Сексизм навыворот, к тому же отдающий графоманией. Но если не вслушиваться в текст, а просто наблюдать за Полиной Сидихиной, сочетающей модельную внешность с редким даром характерной актрисы, клоунессы, то оценишь и ее дарование, и точность работы сценографа и художника по костюмам Екатерины Августеняк. "Диалоги…" получили третью премию третьего "МОНОfestа".

Еще один петербуржец — Григорий Печкысев из театра "Пушкинская школа" — поставил и сыграл "Прогулки без Пушкина" по рассказу Андрея Синявского «Гололедица», прекрасно прочитав (это было прежде всего именно художественное чтение) немного подзабытую, но вообще-то все более пугающе актуальную русскую прозу 60-х годов прошлого века.
Все описанное — ровно половина конкурсной программы. В другой половине тоже были спектакли хорошие и разные. Актер Русской драмы из Абакана Денис Энгель сыграл "Аксентия, Иванова сына" по "Запискам сумасшедшего" в постановке Владимира Гордеева, явив старание и темперамент, но заставив в который раз подумать, что создателям моноспектаклей хорошо бы на время забыть про эту повесть Гоголя, дать ей отдохнуть. Актер театра "ФЭСТ" из Мытищ Антон Кузьменко в спектакле "Я, Гришковец и другие…" по пьесе "Одновременно" действительно продемонстрировал неплохую копию Евгения Гришковца, но зачем это, когда и оригинал уже немногим интересен? А вот спектакль из Кирова "Я — солдат. Другой формат" (режиссер и исполнитель Иван Шевелев) можно считать открытием не только интересного актера, но и драматурга. Пьеса ученицы Коляды Юлии Ионушайте во многом созвучна сочинению другого "колядовца", Александра Архипова, "Дембельский поезд". Это тоже диалог с живущими — из небытия, только ведет его участник уже не чеченской, а грузино-осетинской войны. "Я — солдат…" получил специальный диплом фестиваля "за актуальность и смелость".

Еще один спецдиплом был вручен уже не спектаклю, но актрисе. В последний день (точнее, утро) в гостях у "МОНОfestа" был бэби-театр: "Разноцветные сказки" Екатеринбургского театра кукол адресованы аудитории 1+. Но, замечу, и те, кому давно за 50, с радостью включались в процесс познания всех цветов радуги с помощью созвучных этим цветам персонажей животного и птичьего мира. Спектакль — работа коллективная, и нельзя не оценить сделанного режиссером Анной Ивановой-Брашинской и сценографом Александрой Поляковой. Но все же именно вдохновенную и мастерскую работу актрисы Натальи Гараниной жюри посчитало необходимым особо отметить специальным дипломом "за живой диалог со зрителями будущего".
…Надеюсь, что и с будущим "МОНОfestа" не произойдет никаких неожиданностей, и ровно через год фестиваль соберется в Перми уже в четвертый раз.

Автор: Владимир Спешков
"МОНОFEST"
В Перми завершился третий всероссийский фестиваль моноспектаклей "Моноfest". Первое место и статуэтку кота получила "История СДЫГР АППР", рассказанная Александром Лушиным из Санкт-Петербурга на основе произведений, дневников и писем Даниила Хармса (режиссер Юрий Васильев, Такой театр).

Этот спектакль намеревались показать в Перми еще в 2014-м, на первом фестивале монодрам, возобновленном после двенадцатилетнего перерыва. Сами авторы определили его жанр как "галлюцинация без антракта". Так, мы застаем героя в тюрьме в последний период его жизни и вместе с рассказчиком словно погружаемся внутрь его причудливого сознания. Отрывки прозаические и стихотворные чередуются с исповедальными монологами и горькими признаниями, — и так резко, что не сразу поймешь, поведали ль нам только что о событии из жизни или рассказали эпизод новеллы, порожденной весьма своеобразным воображением. Их сменяют строки личных писем, отправитель которых оставался любителем игры и мистификации, как и в текстах, предназначенных для журнала или издателя. После затейливого юмора нагоняется беспросветный мрак. Лишь когда рассказчик обращает взор к решетке будто к иконе или, понурив голову, признается в полном безденежье без перспектив поправить положение и ждет еще худших неприятностей, — мы понимаем, где настоящий Хармс.

Кульминацией становятся строки, когда-то адресованные юным читателям, а в контексте спектакля контрастирующие со всем услышанным своей ясностью. Словно с абсурдиста спадает маска кудесника путаницы, творца нелогических сочетаний, и он совершает недвусмысленный духовный выбор.

"Мне кричат журавли: "Так оставь корабли!
Мы на крыльях тебя понесем,
Все покажем тебе и расскажем тебе,
И расскажем тебе обо всем!»
— Нет, спасибо! — кричу. —
Уж я не полечу.
Лучше вы возвращайтесь ко мне.
Я отсюда совсем никуда не хочу.
Я останусь в советской стране..."

Если бы на нынешнем "Монофесте" присуждали приз зрительских симпатий, предпочтения публики, пожалуй, совпали бы с выбором профессионального жюри. В аккаунте фестиваля в социальной сети организаторов много благодарили за этот спектакль.
"Спектакль о гении прожит актером гениально. Браво!", — пишет один пользователь.
"Пойду куплю книги Хармса, которых нет, и прочту-перечитаю. После вчерашнего спектакля по дневникам и произведениям Даниила Хармса первая реакция была — что-то не то автор напридумывал…" — вторил другой.
Второе место — у композиции "Как ты думаешь, Леонардо?" в исполнении и постановке актрисы Пермского театра кукол Аси Галимзяновой, выступившей в драматическом амплуа, по "Школе для дураков" Саши Соколова.
На третьем месте — снова работа из северной столицы, "Диалоги по поводу американского джаза" Полины Сидихиной (театр "Мастерская", режиссер Анна Зуммер) по пьесе современного автора Елены Ерпылевой. Исполнительница разворачивает картину духовного кризиса преуспевающей бизнес-леди, которая в возрасте немногим за тридцать, добившись полного материального достатка со всеми атрибутами, потеряла при этом вкус к жизни и ее смысл.
За работу "Я — солдат. Другой формат" (Иван Шевелев, Киров, "Независимый театральный проект") по пьесе другого современного драматурга, гостьи Перми в эти дни, Юлии Ионушайте присужден специальный приз.
Всего в конкурсной программе "Моноfest'а-2016" состязалось восемь моноспектаклей из Перми, Петербурга, Екатеринбурга, Кирова, Абакана и подмосковных Мытищ. Чтобы составить ее, жюри рассмотрело более сорока заявок со всей страны и бывших союзных республик.

Автор: Игорь Карнаухов
"KUDA GO"
Творчество Даниила Хармса сложно однозначно отнести к категории "детской" или "взрослой" литературы. В каждом его произведении все переворачивается с ног на голову, и получается какая-то новая вселенная. Немного странная, слегка сумасшедшая и не сразу понятная. Кто-то видит в авторе скрытого бунтаря, и в каждой строке находит насмешки над режимом, хитроумно скрытые от цензуры за шуточками. Кто-то смеется до слез над странными ситуациями, в которые попадают герои, и в каждой строке видит тонкую и ироничную шутку. А хороший театральный режиссер видит многогранное произведение, в котором можно сполна высказать свою точку зрения, не боясь потерять идей и смыслов, вложенных автором. Однако режиссер Такого театра Юрий Васильев и актер Александр Лушин взяли для своей постановки не творчество, а биографию Хармса. Внимательно взглянув на факты жизни, можно по-новому увидеть и факты, изложенные в произведениях. Даниил Иванович всю жизнь отстаивал свое законное право быть не таким, как все, чудаковатым сказочником с богатой фантазией. Иногда ему это позволялось, иногда — жестко пресекалось.

В спектакле жизненные изгибы и изломы в судьбе Хармса поданы в легкой, понятной и чрезвычайно интересной форме. Главное — будет интересно, потому как смотреть за жизнью талантливого человека зачастую даже любопытней, чем изучать его произведения.

Автор: Kuda Go
"ТЕАТРАЛЬНЫЙ ДНЕВНИК ПАВЛА ЧЕРДЫНЦЕВА"
Два вечера подряд, так сучилось, я провел в Музее Достоевского. Вечера были театральными, впечатляющими, во всех отношениях замечательными. Виной тому два удивительных спектакля, два, безо всякого преувеличения, события, две истории, перенесенные на сцену искусными постановщиками и проникновенно сыгранные (по-настоящему прожитые) первоклассными актерами, одним мужчиной и тремя женщинами, — сыгранные так, что вряд ли это когда-то забудется, станет лишним, проходным для самых ценных театральных воспоминаний.

30 января на воображаемых подмостках Музея Достоевского неистовствовал Александр Лушин — автор композиции и единственный исполнитель спектакля с тарабарским именем "История Сдыгр Аппр". Означенный спектакль, по своей сути — художественная биография Даниила Хармса. Загадочного, просто словами необъяснимого (как название спектакля), гениального. Последнее определение самим Хармсом, устами Александра Лушина, оспаривается. Зря. Что есть гений? Гений — тот, кто способен сделать (сочинить) то, что не сделает (не сочинит) никто другой. Сделать (сочинить) мало, надо сделать (сочинить) так, чтобы окружающие, хотя бы из числа разбирающихся в сделанном (сочиненном), сказали: "А-ах!"
Творчество Хармса — а-ах!!! (Под стать ему Лушин.)

Хармс в искусстве своем разнолик, амплитуда его размышлений исходит из примитива и доходит до крайней точки заумности, его писательское перо, то чрезмерно заносчиво, то умышленно подстроено под дурака: одна инструкция для наблюдателя чего стоит. Но Хармс никогда не обычен, никогда не стандартен, никогда не шаблон и не эталон. Он всего лишь — Хармс. Но этого "всего лишь" достаточно, чтобы быть планетой.
Художественный вояж по планете Хармс предлагает совершить своим зрителям Александр Лушин. Лучшего провожатого, более осведомленного экскурсовода пожелать невозможно. Если слово "экскурсовод" в контексте слов Хармса звучит инородно, можно сказать: Лушин — сталкер. Сталкер планеты Хармс — чем не название для отдельной статьи об искусстве актера в спектакле "История Сдыгр Аппр"? Лушин — виртуоз, он, так же как его герой, умен, хитер, талантлив, чудаковат, сумасброден, взрывоопасен, но главное, подобно Хармсу, он — всякий. И его не спутать ни с кем. Да он на кого-то похож, он все время кого-то напоминает. Но стоит приглядеться поточнее, заключаешь: нет, не тот, такого в точности я еще не видел. — И добавляешь: Этого (Лушина) я хочу видеть еще.

Никак не бесполезен в "Истории Сдыгр Аппр" режиссер, Юрий Васильев. Наличие постановщика при театре одного актера зачастую условно. Здесь нет. Совместно с актером Васильев стирает незримой тряпкой определение "моноспектакль" и утверждает — спектакль. "История Сдыгр Аппр" — спектакль полноценный. Форма и жанр его — планета. Планета объемна и многозвучна. Целый мир приставку "моно" не допускает.
Все открытые антибанальности люди, все ценители искусства, все разумные существа, хочется крикнуть на весь Петербург, на все другое, на сей раз реализованное в материи пространство, все на "Историю Сдыгр Аппр".

Автор: Павел Чердынцев
ЗРИТЕЛЬ
"После окончания спектакля продолжаешь сопереживать герою и обдумывать увиденное. Потрясающая концентрация самых разных чувств в таком коротком промежутке времени!"
ЗРИТЕЛЬ
"Восхитительный спектакль! Спасибо!"
ЗРИТЕЛЬ
"Спектакль открыл занавес с ответами на многие вопросы. Стал пером, которым вывел на чистом листке бумаге первую строчку нового сценария для новой жизни. Теперь я знаю, что мне делать дальше, и самое главное — как!"