Такой Театр

В «Таком театре» любят по-бразильски

В «Таком театре» любят по-бразильски

На улице мороз, снега России, но Петербург, как и Буэнос-Айрес, – город контрастов. Мы тянемся к пальмам и озеру Титикака, черному кофе и огненному рому. Мы любим латиноамериканские танцы и бесконечные сериалы. Только русская душа, истосковавшаяся по теплу батарей центрального отопления и свету лампочки в подъезде, может так пылко сострадать всевозможным доньям и донам, разгуливающим в белых штанах по солнечным пляжам, мечтать о земле обетованной под кактусами и так вдумчиво следить за развитием сюжетов.

Наши менталитеты – нордический и океанический – совпадают, как тени близнецов. Что подтверждает газета "Вечерний Буэнос-Айрес", заменяющая программку нового спектакля "Такого театра". Весь облик газеты (органа Буэнос-Айресского городского и областного комитетов) и ее рубрики ("Вам, аргентинки", "Слово буэнос-айресцев") – ключ к премьере. По жанру это, конечно же, пародия на знакомые всем телезрителям сюжеты. А собственно программка спектаклю, пожалуй, и ни к чему. Ведь на сцене все так "жизненно", как в типичном сериале.

Шестнадцать лет назад здесь произошла кровавая драма, полная загадок. Ее участники, влюбленные в прелестную Хуаниту-Кончиту, подозревают друг друга в страшном злодеянии: кто-то прилепил к стулу жвачку и испортил нарядное платье любимой. И вот теперь друзья-соперники встречаются вновь, чтобы, наконец, докопаться до истины, узнать, кто же виноват.

Спектакль так и называется "Докопаться до истины-2". Докапываются герои со всей страстью, на которую способны молодые аргентинцы, и со всей дотошностью, которая присуща героям сериалов. Авторы собрали в постановке роскошный букет штампов, рожденных долгоиграющими фильмами. Здесь и амнезия (как же без нее?!), и суровые родители, и мезальянс, и беременность при анонимном отцовстве.

Штампуют все

Правда, в спектакле Хуанита-Кончита забеременела при довольно необычных обстоятельствах. Доподлинно неизвестно даже, целовалась ли она с кем-то из поклонников. Впрочем, отсутствие интимной близости делу не помеха. Странно другое: беременность затянулась на долгие 16 лет. Зато родила красавица сразу двух малышей и назвала их в честь ухажеров, между которыми так и не смогла сделать выбор, – Мигель-Эстебан Лопес-мл. и Родольфо. Увы, с юной роженицей нам встретиться не удастся. Зато другие участники событий будут докапываться до истины. В раскопках примет участие врач, принимавший роды, который на поверку окажется однокашником потерпевших.

Впрочем, за те 16 лет, что прошли со дня выпускного бала, Хорхе стал не только врачом, но и женщиной. Теперь он признается друзьям, что именно он был тем злодеем, который испортил жвачкой нарядное платьице Хуаниты-Кончиты. А когда узнал, что разгневанные родители отправили бедняжку первым же самолетом в Европу, а самолет потерпел крушение, пролетая над Чапачайским хребтом, то решил наказать себя самым страшным образом. В результате чего... и переменил пол.

Всю эту околесицу и еще пару десятков сериальных штампов собрал в одну кучу музыкально-драматический квартет, в котором каждый и швец, и жнец, и на дуде игрец. В изготовлении штампов участвуют Александр Баргман (Театр на Литейном), Ирина Полянская (Молодежный театр), ди-джей Александр Лушин и бывшая "колибри" Наталья Пивоварова. У каждого за плечами большой опыт театральных капустников. Поэтому штампуют они с упоением и мастерством. Не забывая при этом петь и танцевать. И если драматические диалоги звучат, словно их прямо с листа читают бестрепетные дикторские голоса, то песни исполняются вживую и бисируются столько, сколько пожелает публика.

Впрочем, именно музыкальная часть докапывания до истины обходится без штампов. За это публика и ценит "Такой театр", который умудряется при полном отсутствии рекламы собирать полные залы истинных фанов. В антракте зрители устремляются в фойе, чтобы скупить остатки тиража аргентинской "Вечерки" и саунд-треки спектакля. Саша Лушин – человек известный не только как представитель команды телевизионного "Нового утра", он и с группой Tequila-jazz засветился. Так что поклонников у него немало.

Роман с телевизором

Кстати о текиле. Именно с нее начинается спектакль "Докопаться до истины-2". Красавчик Родольфо в исполнении Александра Баргмана заходит в кабачок "У Карибского бассейна" и заказывает, как 16 лет назад, свою любимую двойную текилу без сахара. Героя сразу же узнает чудачка-официантка (Наталья Пивоварова), и пружина действия приходит в движение, стремительное, как вечерняя прогулка старой черепахи. Телевизионный формат, вдохновивший авторов спектакля на подвиги, все больше и больше учитывается современной сценой. Однако если академические театры воспринимают уроки сериалов буквально (ставят трогательные пьесы сочинения Надежды Птушкиной и растягивают действие скромных мелодрам во времени и пространстве), то новые театры идут своим путем.

Недаром случайно забредшие на огонек любители сериалов старшего поколения в антракте сбежали. Не для них докапывается до истины "Такой театр"! Его зритель молод, смешлив, наслушан и насмотрен. Только эти параметры позволяют получать удовольствие от шуток, музыки и текста, словно вырубленного тупым и ржавым мачете из цельного куска баобаба. Сочинить такой текст – подвиг, а уж запомнить наизусть – подвиг-2.

Видно, поэтому артисты часто прибегают к импровизации. Им есть о чем поговорить с публикой, которая то не может рассесться по местам, то от восторга начинает хрустеть чипсами. Перед телевизором воспитывалось поколение, доставшееся на долю "Такого театра". Вот и приходится бороться за место под солнцем телевизионными же методами.

Что ж, практика показывает: если 10 раз повторить одну и ту же фразу типа: "Помнишь, Мигель-Эстебан Лопес-мл., как классно играл в хоккей на траве наш друг Хорхе?!", то ее запоминает почти весь зал. Значит, не надо лениться, надо пробивать дорогу к сердцу зрителя. Даже если она пролегает через Анды.

Елена Алексеева,
Деловой Петербург, № 5(1347), 17.03.2003