Такой Театр

Откровения обольстителя, или Весь этот блюз

Новосибирские зрители увидели долгожданный спектакль из Санкт-Петербурга "Жан и Беатрис". Несколько месяцев назад артисты уже приезжали в наш город, но в связи с болезнью актрисы были вынуждены сыграть другой спектакль. Тогда организаторы обещали привезти постановку в Новосибирск осенью, сдержали обещание и угадали на сто процентов, поскольку атмосфера в спектакле – осенняя и тревожная – идеально совпала с нашей погодой и настроением публики. Известные актёры из Питера, режиссёр из Франции и простое, но оригинальное решение художника Николая Чернышева – вот рецепт создания постановки, о которой будут говорить в превосходной степени.

С первых минут действия спектакля "Жан и Беатрис" внимание публики приковано к яркому костюму Анны Вартаньян и небанальному тексту, которым рассказана история. Одинокая Беатрис живет на 33 этаже собственного небоскреба, она дала объявление: "Заинтересуйте меня, взволнуйте и обольстите..." Ловец наград Жан принял дерзкий вызов... Перед выходом на сцену Александр Баргман любезно согласился пообщаться со мной.


– Александр, как вы считаете, все ли приемы хороши, чтобы добиться взаимности, не только физической, разумеется, но и духовной?

– Дело в том, что человек, которого я играю, не просто обольститель, он – ловец наград, так обозначено в тексте, и для нас это стало основным. Он ловец наград в самом глобальном смысле слова. Ловец наград за деньги. Для него не имеет значения, что делать за деньги. Обольщать или спасать из горящего дома котёнка. Поэтому пьеса о том, как человек, довольно циничный и побитый жизнью, обретает неожиданно для себя чувство. И, по-моему, эта история про любовь. Но проблема в том, что внутренний страх героя, усталость, комплексы и нежелание новой иной ответственности за кого-то побеждают. И в этом трагедия. Я вижу это очень часто и в жизни, когда какая-то запыленность или дурной опыт просто лишают человека чувственности. Это одна из тем, которые нас интересовали, когда мы создавали спектакль. А что касается соединения на любых уровнях – что тут говорить, это прекрасно, потому что только любовь движет миром, ну, еще искусство.

– Вам есть чему учиться у вашего персонажа?

– Пожалуй, некоему азарту и воле в достижении некоторых целей. Только этому. У нас в спектакле нет никакого морализаторства, нет навязывания, мы не делим персонажей на "чёрное" и "белое". Но я могу у Жана поучиться только азарту, если захочу, конечно...

– Вы не пойдете по головам, чтобы добиться женщины, славы, успеха?

– Вы задаете очень интимный вопрос. Не знаю. На что способен мужчина, если он любит? Назовите это "пойдёт по головам" или "преодолеет любые преграды, чтобы быть с ней". Это индивидуальный опыт каждого, кому-то это дано, кто-то "безбашенный", кто-то более разумный. Всё сложно. Но в моей жизни бывали всякие случаи, я тоже кое-какие принципы нарушал.

– Финал истории печален?

– Как вам сказать, была эта история или не было её, это большой вопрос. Этот спектакль – женский. Написан женщиной, играет прекрасная актриса. В первую очередь наш внутренний взор на эту историю – это женский взгляд. А был в жизни этой женщины такой Жан или нет – загадка. И финал не радостный, вот так могу сказать.


Новосибирск, ноябрь 2006 г.