Юлия Маринова

«Театральное вече» в Великом Новгороде,
№ 4 (7717) 4-10 февраля 2010 г.




Такой Театр

Счастливые люди

Великий Чехов младше Великого Новгорода на 1000 лет. Одному исполняется 150, второму стукнуло 1150. Соединение на берегу Волхова двух юбилеев явило городу и миру новорожденного – Первый международный фестиваль «Театральное вече». С именем «Дни Чехова в Великом Новгороде», пропиской на сцене местного Академического театра драмы и родителями в Питере и в Москве (Продюсерская компания «Арт-Проект» и Министерство культуры России).

«Театральное вече» – название неслучайное. С одной стороны – это апелляция к истории «колыбели русской демократии», с другой – новая форма непосредственного контакта театра со зрителями. После каждого спектакля публика никуда не расходилась, имея возможность напрямую общаться с его создателями. Правда, «вече» чаще становилось камерным: из шести фестивальных спектаклей четыре были представлены театрами кукол. Но это даже усилило полифонию звучания чеховской драматургии и прозы. Многофигурный спектакль «Счастливые люди», объединивший «дорожные» рассказы писателя в единое ироническое и лиричное пространство сюжета (Санкт-Петербургский государственный Театр на Литейном, режиссер Олег Куликов), соседствовал с наивным натурализмом и нежным юмором «Каштанки» (Самарский театр кукол, режиссер Владимир Гусаров). Кукольные «Вишневый сад» из Мытищ (режиссер Олег Жюгжда) и минская «Чайка» (режиссер Алексей Лелявский) дали зрителю не меньше поводов для размышлений о своеобычном взгляде на творчество Чехова, чем питерский «Иванов» в сценическом прочтении «Такого театра» (режиссеры Александр Баргман, Анна Вартаньян). Словом, Чехов на фестивале был разным. Но никогда – скучным.

Можно принимать или не принимать белорусскую «Чайку. Опыт прочтения» – жесткий, а часто – жестокий фарс, разыгранный «морячками»-артистами на бреге явно не «колдовского» озера, где все кукольные персонажи появлялись с неизменным, режущим ухо птичьим криком, спектакль равнодушным не оставлял никого, а разводил зрителей по своим двум берегам – искреннего восхищения и полного отторжения. Но нельзя не заметить того азарта и таланта, с которыми сделаны были и куклы в стиле Андрея Бильжо, и сам спектакль. Можно подивиться отваге питерца Олега Куликова, решившегося сыграть премьеру «Счастливых людей» на чужой площадке (не испугавшись досадного «эффекта второго спектакля»), но невозможно было не сочувствовать трогательным его персонажам, которые на продуваемом ветрами железнодорожном полустанке ждали поезда в надежде, что он увезет их в лучшее, светлое будущее, не понимая, что счастье уже в настоящем и надо только увидеть друг друга.

Из четырех представленных на «Театральном вече» спектаклей театров кукол, лишь в одном – прибывшем из Костромской области «Медведе» – артисты полностью работали с марионетками. Тем более жаль, что костромичи были явно не готовы к показу. Но одна марионетка все же потрясла воображение публики – Фирс из «Вишневого сада» в руках народного артиста России Станислава Железкина, руководителя мытищинского Театра кукол «Огниво». Внутри этой драматической, трогательной, смешной, но всегда страстной истории, в которой куклы оказывались душами мечущихся, страдающих, переживающих взлеты и падения людей, лишь один Фирс сохранял душевный покой и радость: кажется, его за «ниточки» дергали уже с Небес.

Божественное присутствие ощущалось и в лучшем спектакле фестиваля – петербуржском «Иванове». Оговорюсь сразу: «Театральное вече» не ставило перед собой цель «раздачу слонов», так что «лучший» – это субъективное мнение мое и еще пяти сотен зрителей, которые несколько часов, в буквальном смысле – затаив дыхание, со-чувствовали и со-переживали. Когда-то молодой врач и драматург Антон Чехов после премьеры «Иванова» в Театре Корша рисовал актерам диаграмму депрессивного состояния главного героя, пытаясь объяснить, что с ним на самом деле происходит. Кажется, «Такой театр» неведомым образом подсмотрел в тот чертеж и перевел на современный театральный язык драматическую историю мучающейся, погибающей, но не погибшей души. Драму, которую в своей жизни так или иначе проживает и переживает каждый из нас и выход из которой порой представляется только летальным. Иванов (В. Коваленко) в этом спектакле не следует напрямую ремарке «отбегает в сторону и застреливается», а уходит из мира страданий в мир лучший, где можно снова любить и быть любимым, где ждет его Сарра, где живут счастливые люди.

Словосочетание «счастливые люди» приходило в голову не только в связи с первым и завершающим спектаклями «Театрального веча». Счастливы были и зрители, имевшие возможность не только других посмотреть и себя показать, но и принять участие в различных мастер-классах, проходивших в рамках фестиваля. Счастливыми людьми стали и сами устроители. Сегодня, когда фраза «у нас кризис», став крылатой, звучит так же категорически безнадежно, как раньше «ушла на базу», они уже затевают второй фестиваль. Теперь «вечевой колокол» ударит в декабре 2010 года, созывая на гостеприимную сцену Новгородского академического театра драмы имени Ф. М. Достоевского новое поколение деятелей театра.