Дарья Потахина

газета «Вольтер»,
3 марта 2013 г.




Такой Театр

Подвергнуть чувства испытанию

Зачем мы – актёры – на сцене? Зачем вы – зрители – в зале? Зачем все мы – человеки – явились в этот мир?«Зачем?» Может быть, Бог нас создал, чтобы мы задали этот вопрос?

В репертуаре ТАКОГО Театра есть один необычный спектакль, выделяющийся на общем фоне театральных постановок. И вовсе не тем, что является лауреатом «Золотого Софита», а тем, что это постановка-бунтарь. Спектакль «Каин» — внежанровое действо по текстам Байрона, Клима и Кастанеды от режиссеров Александра Баргмана и Анны Вартаньян.

Все действо начинается еще до того, как в зал входит первый зритель – вы моментально погружаетесь в новый мир, как будто вас головой окунули в холодную воду. Первая часть спектакля воспроизводит сюжет байроновской мистерии: изгнанные из рая Адам и Ева, их сыновья Каин и Авель, дочери Ада и Селла и их дети возносят молитву Иегове. Причем, на сцене в это время происходит откровенный абсурд: Каин и Авель носятся по сцене, вопя: «но речь твоя ужасна!», Ева то и дело принимает драматичные позы. Все существо Каина бунтует против слепой и нерассуждающей набожности отца, матери и брата, против покорности, с которой они принимают наказание. У него слишком много вопросов, а у них на все один ответ: «На то Его святая воля». С досадой начинаешь думать, что если так пойдет и дальше, вечер пропал зря. Но не торопитесь делать выводы.

Во второй части становится ясно, что этот абсурд — это не только ирония над современным театром и постановками в стиле contemporary, но и спектакль в спектакле, и теперь вы оказываетесь на его репетиции. Вот режиссер Феликс Иванович убеждает актеров в «шедевральности» постановки, вот Елена Алексеевна (еще недавняя Ева) не может припарковать машину и опаздывает на репетицию, а вот Александр Борисович умоляет «держать перспективу». Блестящая комедийная игра актеров – и вы плачете от смеха и думаете, неужели наш мир и наша жизнь – одна сплошная комедия, шутка, театр? На репетицию пришли все, кроме одного – Каина. Что это – вызов?

Таким образом, центр внимания смещается с образа Каина-братоубийцы, на Каина – актера, такого же бунтующего и понимающего: что-то не так, современные понятия о Театре и месте актера неверны. Он сомневается, вопросов становится еще больше. А там, где сомнение, там и искушение.

Третья часть – скитания души Каина, встреча с Люцифером в женском обличии(сама Анна Вартаньян), прельстившим его истиной, и их совместное путешествие во времени и пространстве. Завершает действо диалог актера со зрителем – настоящее откровение и попытка ответить на вопрос: « Что для актера истинно сейчас – «многие роли сплетаются, и я не понимаю, кто Я»? И чем больше рассуждаешь, тем реальнее ощущаешь, что встречаешься с бесконечностью.

Не лишенный самоиронии спектакль, с профессиональной игрой актеров, их вокальными данными и хореографией, можно разложить на цитаты. Это замкнутый круг «вопрос-ответ-вопрос»: в чем смысл? Как найти себя и свой путь? Что такое счастье? Что такое смерть? Что такое боль? – ответ у каждого свой. Вместе с актерами зрители учились «словам, которые помогают, а не мешают думать», мы смотрели на мир.

Спектакль «Каин» — это «неудобная» постановка. Неудобная потому, что задает вопросы «в лоб», заставляя зрителя выходить из такой любимой им зоны комфорта. Но разве не таким должен быть настоящий театр? Разве не это цель его существования? Не это ли то самое чувство самодостоинства Театра, увы, потерянное сегодня?

Потахина Д. Подвергнуть чувства испытанию // газета «Вольтер». 2013. 3 марта