Такой Театр

Актерское баловство в жанре форс-мажора

Ситуация, когда актёры решают переместиться в режиссёрское поле, не такая уж редкая. И не то чтобы в актёрском огороде им некомфортно или амбиции их захлёстывают, про сто внезапно — или не внезапно — наступает момент, когда актёру самому хочется пройти весь долгий и мучительный путь от текста на белых листах до спектакля, возникающего в темноте зала.

Впрочем, в каждом случае мотивы бывают разными и подчас - неведомыми. Ирина Полянская, актриса Молодёжного театра на Фонтанке, «Такого театра» и просто хорошая актриса, признается, что никаких особенных мотивов, кроме самой магии процесса, у неё нет. В качестве дебюта выбрана пьеса болгарского актёра, режиссёра и сочинителя. Зовут его Камен Донев. Его пьесу «Самолёт-беглец» Полянской «подкинул» режиссёр Александр Морфов, который, как известно, то же из болгарских краёв. Так и сказал Полянской: «Если надумаешь что-то поставить, то луч шей пьесы для дебюта и не при думать». В общем, Камен упал на благодатную почву, и компания, желающая отправиться на его самолёте, стала собираться. О составе «экипажа» — чуть позже. А сейчас вернемся к дебютанту:

— У меня нет режиссёрских амбиций, мне не требуется ощутить какую-то особенную режиссёрскую власть, которая, как утверждают знатоки, этой профессии свойственна. Я вообще все люблю делать с удовольствием, и наш проект воспринимаю как актёрское баловство, которое всем в кайф. Но кайф не обхо¬дится без терний. Только я "раскатала губу" как жизнь меня сразу же щёлкнула по носу. Чудные актёры, мои товарищи, добрые мои знакомые, оказались столь востребованы ми артистами, что наш репетиционный процесс превращается в зал ожидания. Я их жду, мечтаю о них, разговариваю мысленно и вслух. А у них то съёмки, о выпуски, то репетиции...Чувствую первые признаки стресса — временами чувство юмора совершенно меня покидает. Только сейчас я поняла, как мучила всех режиссёров, с которыми раньше работала, падаю им в ноги и прошу прощения. Похоже, что терпение — это самое насущное качество постановщика. Но когда нам всё-таки удаётся собраться, то материал и общее дело одним махом стирают все не приятные эмоции.

Училась Ирина Полянская у Игоря Горбачева, в стенах Александринки, и педагог курса Юрий Васильев пристрастил студентов к самостоятельной работе. Они «копали», исследовали, выстраивали, то есть, как точно замечает Ирина, «немножко вынужденно занимались режиссурой». Такая особенность школы прочно «въелась» в актерский организм, и «немножко строить» Полянская любит во всех своих работах. А потому ее режиссёрский дебют закономерно «вытанцовывается» из всего предыдущего опыта. Теперь об "экипаже". Всем участникам проекта, а их немало, потому что количество играющих одну роль меняется со временем в сторону увеличения, я задала один вопрос: «Что заманило вас в этот проект?»

Андрей Шимко, Наталья Боярёнок, Александр Рыбаков, Анна Кузнецова, Наталья Индейкина, Олег Алмазов, Андрей Полищук, Денис Синявский, Константин Клюквин, Виталий Коваленко, Алексей Козлов, Ольга Кожевни¬кова, Анна Титова сходятся в ответах. Ключевые слова — «класс¬ный материал», «команда Ира...

Полянская, которую я мучила, спрашивая про «послание», которое они собираются отправить зрителям, призналась: «Пока промолчу... То есть оно, конечно, есть, но...». Не резон его — еще не вылупившегося — отправлять. Во время нашего разговора чаще всего упоминался форс мажор.

И это неплохо. Потому что дословно с французского force majeure переводится как «высшая сила», а в русском языке используется как синоним непредсказуемого события...

Оно ожидается 26 и 27 октября в 19:00 на площадке театра «Лицедеи».


Ирина Жукова,
газета «Proсцениум», № 15-16, октябрь 2012