ВОЛОНТЕРЫ
РЕЖИССЕР: АЛЕКСАНДР БАРГМАН
ВОЛОНТЕРЫ
ТРАГИКОМЕДИЯ
ПО МОТИВАМ ПЬЕСЫ БРАЙАНА ФРИЛА, 18+
Пять персонажей, пять судеб, вовлекающих в свою орбиту всех, кто способен чувствовать. Что выберут они в минуту опасности — предать, упасть духом или смело смотреть в лицо смерти и просто жить, продолжая смеяться и делая свое дело? И кто эти люди на самом деле?
Азартная и шокирующая трагикомедия от режиссера Александра Баргмана.
По мотивам пьесы Брайана Фрила "По доброй воле" (перевод М.Стронина).


РЕЖИССЕР: АЛЕКСАНДР БАРГМАН
ХУДОЖНИК: ГЕОРГИЙ ПАШИН
ЗВУКОРЕЖИССЕР: ИВАН ПЕРМЯКОВ
ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ: АЛЕКСАНДР РЯЗАНЦЕВ
ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА: КСЕНИЯ ЖУРАВЛЕВА
ПРЕМЬЕРА СОСТОЯЛАСЬ: 23 декабря 2015
В РОЛЯХ: ВИТАЛИЙ ГУДКОВ, ЕВГЕНИЙ ШУМЕЙКО/ИГОРЬ СЕРГЕЕВ, ИГОРЬ ГРАБУЗОВ, ГЕННАДИЙ АЛИМПИЕВ, АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВ, РОМАН АГЕЕВ, АЛЕКСАНДР СТЕКОЛЬНИКОВ/ВИКТОР БУГАКОВ, АЛЕКСАНДР ЛУШИН/ДЕНИС СИНЯВСКИЙ
ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ: 2 ЧАСА С ОДНИМ АНТРАКТОМ
АРТ-ЖУРНАЛ
ПЕТЕРБУРГСКИЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ
ВИДЕОГАЗЕТА
ОКОЛО
ПТЖ
ARTWAY
"Актеры Такого театра играли настоящий живой спектакль, эмоционально захватывающий зрителей, насыщенный метафорами и неудержимым потоком энергии. Получился замечательный хулиганский спектакль для мыслящего и чувствующего театрала."
"Баргман, сам великолепный актер, умеет в своих режиссерских работах надышать такую атмосферу, что исполнители испытывают нескрываемое и покоряющее удовольствие от пребывания на сцене."
"Постановка "Волонтеров" удалась Баргману в своей совершенной простоте, искренности и символизме. Так поражает, пожалуй, легкость, с которой бритва способна разрезать плоть и открывать ток крови."
АРТ-ЖУРНАЛ "ОКОЛО"
ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ "ВОЛОНТЕРОВ"

23 и 24 декабря на Эрарта Сцене состоялась премьера спектакля «Волонтеры», поставленного режиссером Александром Баргманом по мотивам пьесы ирландского драматурга Брайана Фрила «Добровольцы».
Актеры «Такого театра» играли настоящий живой спектакль, эмоционально захватывающий зрителей, насыщенный метафорами и неудержимым потоком энергии. Получился замечательный хулиганский спектакль для мыслящего и чувствующего театрала.
Перед создателями спектакля стояли большие задачи: в короткий срок адаптировать пьесу для современной России, найти средства на реализацию проекта, освоить сценическую площадку, подготовить публику к новому спектаклю. Эта работа превратила сборный коллектив в единую творческую команду.
Россия удивительно разнообразна. Иногда она похожа на Ирландию. Ирландские мелодии, зажигательные танцы, неудержимая энергия, горячие дублинские парни, противостояние властей и народа. Все как у нас — народ занят разборками, чиновники пишут документы. Народ и власть – это два разных мира, между ними непробиваемая стена, как перекрытие между этажами. Одни – на земле, другие – в кабинетах. Спуститься вниз очень трудно, подняться наверх почти невозможно.
По сюжету пьесы пятеро ирландских политзаключенных соглашаются на участие в археологических раскопках на окраинах Дублина. Все надеются вскоре выйти на свободу. Каждый придумывает для себя развлечение. Кто-то работает, кто-то – отлынивает, кто-то над кем-то смеется, кто-то из-за кого-то страдает. Все терпят друг друга ради «светлого будущего». Неожиданно приходит известие о досрочном завершении археологических работ. Возвращаться назад, в места заключения, смертельно опасно. Кто один из них сможет воспользоваться негласным правом на побег.
Каждый из персонажей меняется на протяжении спектакля. Один из них теряет мудрую уравновешенность, другой из выдумщика и весельчака превращается в печального обреченного человека, третий открывается с неожиданно благородной стороны, четвертый становится серьезным и рассудительным, пятый обретает силу духа и заряжает надеждой на хороший конец всех остальных.
Жанр трагикомедии открывает широкий простор для режиссерских находок. В начале спектакля зрителям показывают древний кувшин, бесценную археологическую находку. Это – словно чеховское ружье, висящее на стене в первом акте и стреляющее в последнем. Управляющий раскопками очень гордится этим предметом, он уже пишет о нем статью в научный журнал и полагает, что получит от музея некоторые бонусы. В конце спектакля дикие неблагодарные заключенные разбивают «бесценное сокровище». Мелкие черепки разлетаются по полу, как и честолюбивые мечты несчастного бюрократа.
Присутствует в спектакле и «скелет истории», найденный при раскопках, которому археологи-волонтеры рассказывают свои истории, новости, сплетни, байки и фантазии. У каждого рассказчика должен быть свой слушатель.
Когда открывается «скелет в шкафу», кому-то из героев спектакля уже не до смеха. Огромный рулон крафт-бумаги становится трансформирующимся предметом. Бумага выдержит все, без нее уже не обойтись. Это – цель и средство, самая необходимая и самая бесполезная вещь на свете. Это – документ, скатерть, земля, одежда, археологические находки, движущиеся механизмы, неизбежный ход времени.
Спектакль очень энергичный и вдохновляющий. Актеры показывают нам жизнь, в которой присутствует все: радостные и печальные события, издевательство окружающих и помощь друзей, безысходность ситуации и обретение нового смысла. Они в очередной раз убеждают нас в том, что жизнь, по большому счету не бывает несправедливой, она нейтральная и зависит от того, как к ней относиться.

Автор: Мария Гузарева
"ПЕТЕРБУРГСКИЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ"
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ РАСКОПКИ
Название пьесы Брайана Фрила «По доброй воле», разумеется, ироническое. Разумеется — потому что у знаменитого ирландского драматурга все ироническое. На дворе начало 1970—х (когда пьеса и написана), действуют политзэки — соответственно, ирландские — борцы за независимость. Они вместо отсидки на время согласились приносить пользу родному ненавистному государству, раскапывая его историю-археологические ценности времен викингов. Откуда и название спектакля.
Их пятеро. Еще есть босс, начальник среднего звена и студент—археолог, тоже как бы начальник, но сошка поменьше. И в первом же диалоге босс среднему объявляет: деньги кончились, раскопки прекращаются. То есть мы, в отличие от зэков, всю дорогу знаем: этот их рабочий день — последний. А в конце узнаём, что сокамерники (просто уголовники, должно быть) по возвращении в тюрьму порешили их порешить. За коллаборационизм с тюремным руководством. Или просто за то, что не такие.
Это любимая тема режиссера Александра Баргмана.
Про не таких.
Про умных, остроумных, легких, веселых, грустных, талантливых, несносных, очаровательных. Категорически иных, нежели практичные, добропорядочные, себе на уме, своя рубаха ближе. И, главное (для Баргмана, мне кажется), которые «не понял, в чем юмор».
Здесь эта пятерка — залюбуешься.
Надо прибавить, что и подана она хорошо. Художник Георгий Пашин выдумал конструкцию почти что тривиальную, но притом работающую точно и эффективно. До половины высоты сценической коробки и во всю ее ширь — параллелепипед. На нем — офис: конторские столы-стулья, картотека, чай-кофе. А сбоку — укрепленный вертикально здоровый рулон охристой упаковочной бумаги. Эта бумага что только не изображает: рваная и скрученная — те самые древности, если ее размотать лентой, — становится метафорой «одной цепи», которой все и скованы. Еще имеется тачка с откопанным скелетом, которого, согласно Фрилу, зовут Лейф.
Передняя стенка параллелепипеда поделена на секции, открывающиеся, опускаясь. Судя по лязгу и грохоту, они железные. Внутри клети — вроде как подсобки, но и камеры. В общем, ограниченные куски пространства, где человек несвободен.
А эти — свободны.
Нокс — Геннадий Алимпиев — немолодой бомжеватый мужчина. По виду — из «бывших интеллигентов ». Батт — Роман Агеев — мужчина крепкий, основательный, рассудительный, однако, когда негромко, но увесисто сердится, становится боязно за того, кто вызвал такую его реакцию. Смайлер — Александр Стекольников — умственно недостаточный паренек, в силу этого доверчивый бесконечно, трогательный и жалкий. Как известно, на театре трудней всего играть сумасшедших и пьяных так, чтобы это было не карикатурно, но убедительно; Стекольникову удается.
И два блестящих клоуна — Кини и Пайн. В пьесе один порядком младше другого и ему подражает. В спектакле они равноправные партнеры: на огромной скорости подхватывают реплики, жесты, интонации, приколы друг друга, парируют их еще быстрее, беря в свое дуракаваляние еще и Лейфа. Это захватывающий головокружительный бобслей!
Баргман, сам великолепный актер, умеет в своих режиссерских работах надышать такую атмосферу, что исполнители испытывают нескрываемое и покоряющее удовольствие от пребывания на сцене. Кини — Виталий Гудков и Пайн — Евгений Шумейко его и не скрывают. Шумейко, ведущий актер театра «Мастерская», театральному Петербургу известен хорошо. Гудков явился к нам из новосибирского «Красного факела», и это имя стоит запомнить.
Спектакль кочующий. Я его видел в галерее «Эрарта», но следующее представление вроде бы на сцене Комиссаржевки. Справляйтесь на сайте «Такого Театра».

Автор: Дмитрий Циликин
"ARTWAY"
ТАКАЯ ЖИЗНЬ: ТАКОЙ ТЕАТР ПОКАЗАЛ В "ЭРАРТЕ" НЕВОЗМОЖНЫЙ СПЕКТАКЛЬ
В канун католического рождества на сцене «Эрарты» независимый питерский «Такой театр» представил невозможный спектакль «Волонтёры» по пьесе ирландского драматурга Брайяна Фрила. Невозможный – потому что работали артисты бесплатно, а репетировать им приходилось в крошечной комнате, заваленной реквизитом. Потому что на постановку катастрофически не хватало денег: их собирают до сих пор на сайте Planeta. И потому что спектакль вышел эдаким клубком человечьей боли: невозможно его забыть и успокоить себя после – невозможно.
«Я нахожу рифмы между ирландским и российским народом, его некоторой безбашенностью, безалаберностью, упёртостью, желанием жить лучше, хотя это желание никогда не воплощается — и в этом смысле Фрил ироничен и беспощаден», – признался худрук и создатель «Такого театра» Александр Баргман, выступая на пресс-конференци и, посвященной премьере «Волонтёров». Пьеса, выбранная Баргманом для постановки, была создана современным «ирландским Чеховым» в 1975 году – и была очень актуальна в то время.
А сюжет у пьесы вполне «русский»: группа политических заключенных работает на археологических раскопках и даже делает несколько открытий, однако исследование прекращают на середине, поскольку деньги уже разворованы чиновниками, а «волонтёров» в казенных робах ждет возвращение в тюрьму, где зеки уже приготовили план их убийства – за «дружбу» с властями.
«Это все маленькие люди, которые попали в жернова этой истории – их перемололи. Это очень знакомая история», – подчеркивает Баргман.
Александр Баргман вообще любит истории про большие трагедии маленьких людей – взять хотя бы его спектакль «Главное забыл» по Шалом-Алейхему. Он умеет вытягивать наружу и показывать ту самую неуловимую, скрытую часть человечьей боли – боли, которая возникает просто оттого, что человек посмел жить: дышать, желать, искать, верить. Из «Такого Театра» никогда не уходишь пустым и спокойным: здесь тебе всю душу вынут, измучают, заставят плакать о всех без исключения человечках, жалеть их, как котят.
Постановка «Волонтёров» удалась Баргману в своей совершенной простоте, искренности и символизме. Так поражает, пожалуй, легкость, с которой бритва способна разрезать плоть и открывать ток крови. Вот герои балагурят и дурачатся, вот нянчатся с тележкой, танцуют со скелетом, отпускают колкости в сторону ученого, который присвоил открытие одного из заключенных…
Но все же улыбка зрителя останавливается в уголках, а потом она искривляется болезненно: у этих замечательных парней нет права на жизнь, нет права на свободу и даже на любимое дело права нет. И зритель должен наблюдать, как они гибнут, гибнут, а помочь им никак нельзя. Никак. И да, мы смеемся, смеемся, пока не думаем о том, как это все похоже на нашу собственную жизнь: ведь каждый русский человек знает, как легко ладошки большой Истории перетирают наши убогие скорлупки. Веселись, пока Судьба не придет к тебе, а прийти она может в любой момент.
Поразительно еще вот что: вся творческая группа – тоже волонтеры. Дело в том, что «Такой Театр» — не имеет постоянного финансирования и площадки. Поэтому артисты играют здесь чаще всего бесплатно, а репетировать им приходилось в крошечном кабинете Баргмана в театре Комиссаржевской – кабинете, заваленном реквизитом и крафтовой бумагой, которая в спектакле – это и то, что ищут, и то, что находят, и то, из чего состоит (и чего, видимо, стоит) жизнь героев.
Команда для создания спектакля собралась невероятная: это артист театра и кино Александр Стекольников (работает с театрами «Буфф», «Приют комедианта»), новосибирский актер Виталий Гудков (работает со знаменитым «Красным факелом», а также с «Московским Театром Наций»), Дмитрий Белякин и Евгений Шумейко из санкт-петербургс кого театра «Мастерская», Денис Синявский (сотрудничал с Театральным проектом Македония Киселева), Александр Лушин из Александринского театра, Геннадий Алимпиев («Приют комедианта», Театр им. В.Ф.Комиссаржевс кой), Александр Алексеев («Приют комедианта»), Игорь Грабузов (работает в Драматическом Театре им. Графини С.В.Паниной), Роман Агеев (работает в Молодежном театре на Фонтанке) и Денис Пьянов (работает в театре им. В.Ф.Комиссаржевс кой, Большом Театре Кукол, Театре на Литейном).
Сейчас на спектакль «Такой Театр» собирает деньги на краудфандинговой платформе Planeta – хотя и удалось найти на премьеру некоторые средства из государственного гранта, твердо быть уверенным в будущем постановки творческая группа не может.
И вот какая интересная штука выходит: спасти героев пьесы Фрила мы не можем. Скорее всего, и себя мы спасти не сможем, ведь никто не знает, что предначертано именно нам. Но мы можем спасти саму постановку, и в каком-то смысле – спасти артистов, поддержав их там, где это действительно нужно. Получается, Баргман словно ставит спектакль в спектакле: один – разыгрывается на сцене, другой – в реальной жизни: если проект соберет необходимую сумму, у истории о человечьей беспомощности все же будет хороший конец.
Но если нет…

Автор: Александра Зайцева
"MUSECUBE"
ВОЛОНТЕРЫ ПОНЕВОЛЕ
21 января на сцене Музея Эрарта Александр Баргман в третий раз представил зрителям спектакль «Волонтеры».
За плечами главного режиссера театра им. Комиссаржевской и художественного руководителя «Такого Театра» множество различных постановок. Только настоящим мастерам под силу в месяц выпустить несколько спектаклей, как это было в декабре: Баргман показал две постановки зрителям Северной столицы и одну – Норильску. И каждый спектакль – маленькое произведение искусства, все продумано до мельчайших деталей. В этом мы убеждаемся, когда на сцену выходят актеры «Такого театра».
На сей раз своим острым сюжетом и блестящей игрой актеров зрителя поразила постановка спектакля «Волонтеры».
Баргман поставил политическую пьесу, написанную в 1975 году драматургом Брайаном Фрилом, который был известен в то время также, как современный «ирландский Чехов». Произведение было крайне популярно тогда. Не менее актуальным оно остаётся и сейчас, благодаря Александру Баргману, превратившему пьесу об ирландских политзаключенных в современную историю о человеке и его выборе.
Само время — 70-е годы XX века — это время ожесточенной борьбы за независимость, волны терроров. Такие насущные проблемы фигурируют и в современной России, что затрагивает чувства зрителя.
«ВОЛОНТЕРЫ» — это история о группе политических заключённых , по доброй воле согласившихся на участие в археологических раскопках древнего города. Они совершают несколько открытий, однако внезапно вынуждены прекратить исследование на полпути, поскольку деньги разворованы чиновниками. Волонтеров ждет возвращение в тюрьму, где другие заключенные уже приготовили план их убийства за «дружбу» с властями.
Языком трагикомедии режиссёр говорит о самых важных вещах для каждого человека — свободе выбора, праве на то, чтобы чувствовать себя в безопасности, свободно жить и иметь право выражать свое мнение. Помимо глубокого смысла, сюжет пронизан тонким юмором и метафоричностью.
Отчаяние, темнота и мрак при виде всей безысходности, постигшей людей, брошенных судьбой на произвольное существование – такие ощущения остаются после просмотра этого спектакля. Да, нам поневоле становится смешно при виде этих весельчаков, которые развлекаются как только могут: нянчатся с тележкой, танцуют со скелетом, отпускают колкости в сторону ученого, который присвоил открытие одного из заключенных. Но в душе они знают, что завтра будет конец и что дорога их идет в никуда. Именно этот парадокс завораживает зрителя, заставляет задуматься, взвесить и сопоставить происходящее с реальным миром, настоящими событиями, которые происходят сейчас в нашей жизни.
Постановка сильна во всех отношениях, один актерский состав чего стоит. Виталий Гудков, экспрессивно изобразивший своего героя, бунтаря, который не боялся высказать своего мнения. Он не заморачивался над тем, что могут подумать другие. Вечно озорной Евгений Шумейко изобразил весельчака, который также мог поддержать проказы своего товарища. Александр Стекольников предстал с неожиданной стороны и сыграл робкого молодого человека, который всё же осмелился на попытку сбежать из общества заключенных. Игорь Грабузов, также превосходно исполнивший свою роль, и, как всегда неподражаемые, Роман Агеев и Геннадий Алимпиев.
Декорации минимальны, но подобраны очень точно, тем самым выразительно отражая ситуацию, которая показывается в пьесе — скудное и бессмысленное существование.
Еще один интересный факт, что вся творческая группа – тоже волонтеры. Здесь артисты чаще всего играют бесплатно, потому что «Такой театр» не имеет постоянного финансирования, репетиции проходят в крошечных кабинетах, заваленных реквизитом и крафтовой бумагой, которая в спектакле также является неким символом. Эта бумага, вероятно, аллегория безысходного существования.
Такой спектакль, как «ВОЛОНТЕРЫ», безусловно, должен идти и открываться широкой публике. Зритель поневоле задумается, ведь после просмотра этой постановки остаётся сильное впечатление, наталкивающее на различные размышления.
Первостепенность проблем, предстающих в спектакле Баргмана, рождает желание ходить на спектакли «Такого Театра» снова и снова.

Автор: Анастасия Дергаева
"PRO ТЕАТР"
СПЕКТАКЛЬ "ВОЛОНТЕРЫ" АЛЕКСАНДРА БАРГМАНА: ВЫБОРА НЕТ?
Сюжеты, основанные на тюремной тематике, на сцене театров появляются крайне редко. Оно и понятно: театр и тюрьма далеки друг от друга. Но исключения бывают, и одно из них – премьера «Такого театра», спектакль «Волонтеры». Политическая пьеса 70-х годов прошлого века о политзаключенных превращена режиссером Александром Баргманом в современную историю о человеке и его выборе.
Художественный руководитель «Такого театра» Александр Баргман уже не первый раз обращается к пьесам Брайана Фрила. Спектакль «Волонтеры», представленный на сцене Музея Эрарта 21 января, — очередное такое возвращение. На одной из пресс-конференций Баргман объясняет свой интерес к этому автору тем, что видит много общего между русским и ирландским менталитетом. По его мнению, их объединяют такие качества, как «безбашенность, безалаберность и упёртость», а ирландцы, как и русские, постоянно стремится к лучшей жизни, но так и не достигают ее.
Итак, к сюжету спектакля: несколько заключенных добровольно согласились на раскопки ценных государственных артефактов. Кто-то бывший скрипач, кто-то ученый, кто-то уже так сломлен жизнью, что едва ли от него остается что-то разумное — все эти разные люди вынуждены вместе вести раскопки. Сюжет, требующий, казалось бы, очень динамичного развития и резких поворотов, здесь разворачивается постепенно, увлекая последовательностью происходящих событий, приглашая зрителя к изучению личности каждого героя истории. В качестве альтернативы двухчасовому кино, в котором могли бы чаще меняться сцены и лица, режиссер предлагает зрителям просто понаблюдать за поведением и мимикой каждого персонажа. Пустые железные казармы, в которых живут заключенные, кабинет руководителя, вызывающий плохие ассоциации – все это поддерживает атмосферу угнетения и контроля. В воспроизведении ощущения подавленной воли и кроется смысл спектакля. Каждый герой в тот или иной момент работы оказывался полезен даже больше, чем сами археологи. Но работа вынуждена резко оборваться, их труд становится бессмысленным, прекращается на середине, поскольку нет больше денег на исследования, а «волонтёров» снова ждет тюрьма, и, возможно, смерть, так как другие заключенные решают жестоко наказать «волонтеров» за их сотрудничество с руководством тюрьмы…
Со временем зрители перестают искать какие-либо эффекты, не ждут больше резких изменений сцен и скачков во времени: ведь вся драма — в положении самих персонажей, в их жизненной коллизии. А костюмы и декорации, созданные Георгием Пашиным, учеником самого В.И. Ферера, очень помогают раскрыть содержание пьесы. И, разумеется, чем дальше, тем больше мы понимаем этих людей, с какого-то момента даже начинаем предчувствовать их реакцию и жалеть их. Жалеть хотя бы потому, что это не просто заключенные, а политические преступники, осужденные за свои идеи, которым еще сложнее выжить в столь невыносимой обстановке тюрьмы. Может быть, поэтому они и соглашались на эти раскопки? Ведь там они снова смогли ходить по земле, видеть природу, чистое небо над головой. Может, они хотели быть чем-то полезными народу, ради которого боролись? Их мотивы не до конца понятны даже им самим – а был ли вообще выбор?
Поразительно, что в преступниках, отсидевших в тюрьме уже не один год, подстегивающих друг друга от скуки порой жестокими методами, все же просыпаются удивительные душевные качества, заставляющие их сплотиться, помогать друг-другу бороться. Примером этому становится организация побега для самого слабого из команды, чтобы у него появилась возможность избежать жестокой участи. Осуществить задуманное пытается один из главных героев, которого прекрасно играет известный актер Евгений Шумейко, знакомый нам по фильму «Как поймать магазинного вора». И он очень остро переживает свою неудачу, которой закончилась эта попытка… Компанию Евгению Шумейко по игре в спектакле составляют коллеги-актеры Виталий Гудков , Роман Агеев, Александр Стекольников, Геннадий Алимпиев, Игорь Грабузов, Александр Лушин, и Александр Алексеев. По иронии судьбы они тоже являются волонтерами, так как спектакль готовили фактически без средств на постановку. Так уж получилось, несмотря на объявленную краундфандинговую кампанию в поддержку спектакля, вопрос о его будущем остается открытым…
Спектакль этот смотрится на одном дыхании и становится отличной возможностью порассуждать о непростых вещах и насладиться настоящим драматическим искусством. Как говорит Баргман, «волонтеры» раскапывают не столько культурные ценности, сколько самих себя. Они вынуждены постоянно выбирать – например, потратить последний пенс или нет, убежать или остаться. Такие ситуации позволяют им разобраться в себе. Хотя это, конечно, вообще сложный вопрос — есть ли у них выбор? Есть ли вообще в любой человеческой жизни выбор – или всем правит судьба?

Авторы: Кира Шулаева, Татьяна Кулешова
ИНТЕРВЬЮ ВИТАЛИЯ ГУДКОВА ("PITERZAVTRA")
ВИТАЛИЙ ГУДКОВ: О "ВОЛОНТЕРАХ" И НЕ ТОЛЬКО
Трагикомедия Александра Баргмана «Волонтеры» по мотивам пьесы ирландского автора Брайана Фрила «По доброй воле» не оставит зрителя равнодушным: есть и над чем посмеяться, и над чем подумать. В центре действия пятеро арестантов, добровольно согласившихся отправиться на археологические раскопки. Раскопки для героев — глоток свежего воздуха. И только один из арестантов, Кини, знает, что работы сворачиваются, «дышать» осталось только один день…
О том, как ведут себя люди в такой ситуации корреспонденту «Питерзавтра» рассказал Виталий Гудков, исполнитель роли Кини.

Piterzavtra: Если бы в Питер приехали друзья из вашего родного Новосибирска, куда бы вы их повели первым делом?

Гудков: Для меня определяющим местом в Петербурге, как ни странно, стали Смоленское кладбище и Часовня Святой Ксении Блаженной. И там же, на Приморской, Финский залив. Одно из любимых мест — музей Достоевского, Кузнечный переулок. Там была гостиница, куда мы приезжали с «Красным факелом» (новосибирский театр. — Ред.). А вообще, весь Питер люблю...
ЗРИТЕЛЬ
"Захватывающе, в высоком темпе, на сильных эмоциях, весьма комично, и в то же время, драматично.
Пять ярчайших характеров, наблюдать за каждым отдельное удовольствие!"
ЗРИТЕЛЬ
"Необычно, ярко, громко, талантливо! Мне понравилось! Обязательно познакомлюсь и с другими спектаклями Такого театра!"
ЗРИТЕЛЬ
"После спектакля было долго трудно дышать. Знаю, что мысленно буду возвращаться к нему много лет. Быть может, мне случится обозначить в нем позже какие –то иные грани."